Для многих private banking — это, в первую очередь, спокойный офис по дороге на работу или по пути домой, где можно выпить чашку кофе, пока менеджер занимается твоими вопросами. Но что значит private banking сегодня, когда почти любой вопрос можно решить удаленно? Чтобы разобраться с этим, «РБК Стиль» поговорил с руководителем МКБ Private banking Юрием Бабиным.

Мы с вами сидим в новом офисе МКБ Private banking на Цветном бульваре. Насколько я знаю, впереди вас ждут еще открытия. Чем обусловлено наличие подобных пространств для состоятельных клиентов в эпоху цифровизации и мобильного банкинга?

Конечно же, мы все шагнули в цифровую эпоху, и банки здесь находятся на передовой внедрений и разработок. Мобильные приложения сейчас уже не дополнительный сервис, а неотъемлемая составляющая банковского дела — ими пользуются десятки миллионов клиентов. Поэтому мы внедряем лучшие онлайн-решения и в сегменте private banking: в первую очередь это касается кастомизации, настройки наших сервисов, программ лояльности, дистанционных каналов. Парадоксально, но цифровизация работает на руку частным банкирам. Она позволяет нам уделять больше времени не техническим моментам, а решению личных задач клиента.

Я глубоко убежден в том, что без личной встречи, без контакта глаза в глаза весьма сложно прийти к взаимному пониманию. В очном режиме ты чувствуешь переживания и устремления как самого клиента, так и близких ему людей. Часто бывает, что, встречаясь для решения совершенно рядового вопроса, в ходе разговора выявляешь глубинную проблематику, которая как раз и волнует человека. Поэтому я за личные встречи и офисы, в которых наши гости могут отвлечься от рутинных забот, расслабиться и спокойно думать о деле.

И о чем частный банкир разговаривает со своим клиентом на подобных встречах?

О жизни, о работе, об изменениях в политике и экономике — обо всем том, что люди обсуждают между собой. Другое дело, что мы говорим об этом в контексте решений, за которыми пришел клиент.

Надо понимать, что с некоторыми клиентами мы общаемся даже не пять, а все двадцать лет. За это время банкир тоже меняется, развивается, становится практически соратником. И ты понимаешь, обращаясь к нему за советом, что он не постесняется высказать собственную точку зрения. Причем она может даже полностью не совпадать с твоей. Но это позволит взглянуть на проблематику с другого ракурса.

При этом советник представляет интересы банка, и наверняка у него есть свои KPI. Как в таком случае я могу быть уверен, что он ищет выгодное решение именно для меня, а не для организации, на которую работает?

Ответ прост. Да, мы представляем банк. Но банк зарабатывает тогда, когда зарабатывает клиент. И это то, что отличает private banking от многих других сфер: мы как никто заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве и партнерстве. Мы часто идем навстречу, понимая, что будем работать вместе и через год, и через десять лет.

Самые успешные структуры — те, в которых владельцы, руководители и сотрудники придерживаются той же парадигмы и работают на долгую и красивую историю для клиента и бизнеса. Да, она требует затрат, но в дополнение к положительному финансовому результату работает на репутацию и помогает компании развиваться.

С некоторыми клиентами мы общаемся даже не пять, а все двадцать лет.

МКБ Private banking доверяют многие спортсмены — работа с ними даже стала вашим отличительным направлением. Как так сложилось?

Нам действительно повезло дружить и работать с выдающимися спортсменами, как с состоявшимися, так и с теми, кто находится на старте своей карьеры. Мы пришли к выводу, что нет такого финансового института, который научит молодого человека обращаться с крупным капиталом, особенно когда он сфокусирован на спортивных результатах. И мы взяли на себя смелость таковым институтом стать. Нам важно создавать условия, при которых, перейдя на тренерскую работу, например, или вовсе покинув профессиональный спорт, наши клиенты не будут вынуждены менять стиль жизни, к которому привыкли.

Отмечу, кстати, что в нашей команде работает Илья Чебану — в прошлом профессиональный футболист, а в настоящий момент один из лучших клиентских советников. Он сам прошел через все стадии спортивной карьеры и прекрасно понимает, чем живут спортсмены, что им нужно. Именно поэтому он так легко находит с ребятами общий язык.

Кроме того, руководители наши — люди увлеченные. В том числе и спортом. И поддерживают различные спортивные мероприятия не только в рамках корпоративных программ, но и лично.

Вы сами увлекаетесь каким-нибудь спортом?

До середины институтских лет я профессионально занимался спортом. Играл в большой теннис, серьезно занимался плаванием, в том числе подводным. Сейчас, к сожалению, ритм работы не оставляет возможности системно планировать свое свободное время и уделять достаточно внимания спорту. Но иногда получается вырваться куда-нибудь с товарищами. Несколько месяцев назад мы были в Апатитах и, например, тренировали в горах навыки вождения спортивных снегоходов. Я получаю большое удовольствие от этого — люблю быть за рулем.

Выходит, вы лично часто общаетесь с клиентами.

Да. Личное общение — это вообще то, чем я живу. Это лучшее, что есть в нашем деле: ведь наши клиенты — потрясающе интересные люди. И иногда им необходимо видеть руководителя команды, с которой они работают, чтобы обсудить важный вопрос. Будь то сложноструктурированные сделки, вопросы наследования капитала или благотворительности, которым мы уделяем большое внимание.

Считаю, что руководитель такого бизнеса всегда должен оставаться немного клиентским менеджером. Чтобы иметь возможность чувствовать, что волнует клиентов, получать обратную связь и использовать этот опыт для развития.

А как формируется ваша команда?

Из целеустремленных, ответственных и неравнодушных людей с горящими глазами, скромно говоря. В этом отношении я придерживаюсь классической школы: если человек хочет сделать свое дело хорошо, у него все получится. Такие люди у нас работают, таких людей мы и ищем. Практикуем как привлечение состоявшихся сильных специалистов с рынка, так и внутренний рост сотрудников. И конечно же, развиваем стажерскую программу.

© пресс-служба

Чем МКБ Private banking отличается от конкурентов?

Многие организации, предоставляющие услуги private banking в России, уже прошли длинный путь. У них есть история, большие команды, наработанные решения. Но это может работать и в другую сторону: однотипность действий и движение только в одном направлении мешают развиваться.

Мы же находимся вне этих правил и можем себе позволить предложить клиенту уникальное, точечное решение, которое не мультиплицируется. Мы не продаем красиво упакованные пакетные решения — мы работаем над задачами каждого конкретного человека.

Из чего вообще состоит работа частного банкира?

Если брать человеческий фактор, то из отношений, опыта, профессионализма, внутренней дисциплины и желания развиваться.

Если говорить об услугах, то из трех частей. Первое — все, что связано с вашими ежедневными вопросами: расчетно-кассовое обслуживание, карты, банковские ячейки и многое другое — то, что вам или членам вашей семьи может потребоваться сегодня или через год.

Второе — инструментарий для формирования вашей персональной копилки. Будь то банковский, инвестиционный или страховой продукт. Это и простые решения вроде депозитов, облигаций, драгоценных металлов, и сложноструктурированные инструменты, требующие гораздо большего вашего погружения. Этот список можно долго продолжать, в конечном же итоге все зависит от ваших целей, устремлений и взглядов. И объема портфеля, который необходимо сохранить и преумножить.

Третье — около- и нефинансовые сервисы. Например, юридическое консультирование, консультирование в сфере налогов или благотворительности. Кстати, не могу не упомянуть эндаумент-фонд, который индивидуально, просто и с минимумом затрат позволяет нашим клиентам долгосрочно поддерживать именно то, что для них важно: школу, больницу, институт или любимый музей.

В мире происходит множество изменений, и без помощи профессионалов людям по-прежнему не обойтись. Решение финансовых вопросов и, главное, отчетность требуют все более серьезного погружения. В принципе, цель нашей работы — сделать так, чтобы у вас было время жить и радоваться, зарабатывая деньги, а не отвлекаться на посторонние моменты.

С таким широким профилем работы доводится ли вам говорить клиентам «нет» на какие-то запросы?

Не всегда то, что клиент, казалось бы, хочет здесь и сейчас, можно и нужно сразу воплощать. Я вернусь к мысли, что в private banking одна из задач советника — подсветить возможные последствия такого желания. Показать, что погоня за сиюминутной выгодой или отсутствие планирования может негативно сказаться на результате, на будущем. Частный банкир в первую очередь думает о потенциальных сложностях и о способах эти сложности приуменьшить или вовсе их избежать.

На протяжении десяти лет растет рынок альтернативных инвестиций — хайнеты и ультрахайнеты коллекционируют искусство, раритетные авто и даже сумки. Оказываете ли вы консультацию по таким вопросам?

Такие вопросы есть. Это не массовая история, но очень интересная. И мы участвуем в ней. Часто она связана с людьми, которым мы помогаем уже не один год.

Тема коллекционирования — очень личная. В большинстве своем наши клиенты увлекаются коллекционированием не только и не столько ради заработка. Я занимаюсь этой работой с 1997 года, и мне посчастливилось видеть, как люди начинали увлекаться чем-то из-за веяния времени, моды или по примеру друзей. А сейчас они настоящие профессионалы, которые могут даже продавать свою экспертизу. Например, у кого-то сложилась потрясающая коллекция фарфора, которая началась с одного подарка в институтские годы. И на ее основе написано несколько монографий, которые ценят даже профессионалы.

Впрочем, есть и те, кто воспринимают предметы искусства в большей степени как инвестицию. Помимо того, что человек получает эстетическое удовольствие от объекта, он осознает и выгоду от таких вложений. Ведь не зря говорят: не все инвесторы — коллекционеры, но любой коллекционер — инвестор.

Действительно, у вас богатый опыт. Вы в private banking практически с момента появления этого направления в России. Можно ли сказать, что с развитием цифровой среды изменился и сам клиент?

Изменился инструментарий. Как пример: появились новые технологические средства, каналы, которые, помогают монетизировать предоставление контента массовой аудитории. Но по-прежнему выигрывают люди с оригинальным подходом, готовые рисковать. Ведь бизнес — это риск, и далеко не все готовы идти на него вообще, тем более ежедневно.

Те, кто пользуется услугами МКБ Private banking, часто рекомендуют ваш банк своим знакомым?

Private banking — это в первую очередь бизнес рекомендаций. Когда наши клиенты видят, как мы погружаемся в их заботы, какие решения находим, они, конечно, советуют нас друзьям, у которых есть схожие потребности. И делают это совершенно бескорыстно, что ценно вдвойне.

Мы всегда видим благодарность наших клиентов, можем ее почувствовать, и это огромное счастье моей профессии.


Источник

С глазу на глаз: каким должен быть private banking в цифровую эпоху :: Жизнь :: РБК Стиль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить в рассрочку

Получить кредит просто! Заполни форму и получи кредит не выходя из дома под 1.99% месяц
Мы свяжемся с вами в течении часа в рабочее время




×
Купить в рассрочку

Получить кредит просто! Заполни форму и получи кредит не выходя из дома под 1.99% месяц
Мы свяжемся с вами в течении часа в рабочее время




×