Что повлияло на подорожание хлопка

В 1930-х Россия была крупным добытчиком хлопка. В Ставропольском крае существовал Институт хлопчатника новых неорошаемых районов, сумевший создать сеть хлопководческих станций на площади 120 тыс. га по всему югу РСФСР. К началу 1950-х здесь ежегодно собиралось до 60 тыс. т сырья, однако уже через несколько лет основные усилия хлопководов были переброшены на среднеазиатские республики: Таджикистан, Казахстан, Киргизию и Узбекистан. Российские поля отдали под пшеницу.

За полвека государство не раз пыталось восстановить хлопководство. В 2018 году в Ставропольском крае даже возобновили сбор урожая хлопка, под выращивание которого выделили 200 га. Однако в данный момент отечественные производители могут заказать нужное количество сырья только из-за границы: у соседей, а также у европейских и азиатских стран.

© Unsplash

В этих условиях цена хлопка прямо пропорциональна курсу рубля, который постоянно меняется. 1 января 2020 года $1 стоил 61,9 руб., €1 — 69,3 руб., а спустя год эти показатели выросли на 19% и 30% соответственно, до 73,8 руб. и 90,7 руб. Как объясняет Анна Лебсак-Клейманс, генеральный директор Fashion Consulting Group, поставщики вынуждены закладывать прогнозную инфляцию в стоимость сырья, отчего повышается и закупочная цена аналогичных импортных товаров.

«С начала 2021 года хлопок подорожал приблизительно на 30%, а готовое полотно — на 10–20%, поскольку его стоимость определяет не только сырье, но и прочие составляющие производственного цикла, которые не изменились», — говорит эксперт, подчеркивая, что в цене растет не только хлопок, но и смесовые ткани, а также ткани из синтетических и искусственных волокон. Впрочем, масштаб угрозы роста цен в связи с подорожанием сырья Лебсак-Клейманс кажется преувеличенным. Стоимость ткани составляет не более 7–12% от розничной стоимости изделия, поэтому рост первой составляющей на 20% приведет к росту второй всего на 1–3%.

Что еще может повлиять на подорожание одежды

Подорожание сырья не единственное, от чего зависит рост конечной стоимости товара. Пандемия внесла свои коррективы, последствия которых производители и продавцы ощутили только сейчас. Введение ограничений и обеспечение мер безопасности увеличили нагрузку на организацию логистики. Тем более что из-за высокого роста заболеваемости коронавирусом в Европе многие производства переехали в Китай. Анна Лебсак-Клейманс утверждает, что морские и железнодорожные перевозки подорожали более чем вдвое. К этому добавились операционные расходы магазинов, которые, по требованию Роспотребнадзора обязаны регулярно дезинфицировать помещение, предоставлять клиентам маски и перчатки, а также обеспечивать соблюдение социальной дистанции, что значительно уменьшает покупательский трафик.

© Unsplash

Кроме того, с 1 января 2021 года в России введена обязательная маркировка товаров легкой промышленности, которая касается как импортеров, так и производителей внутри страны. Помимо новой одежды, обуви и аксессуаров, они должны промаркировать товары, нереализованные за прошлые годы, на что также необходимы трудовые и материальные ресурсы.

Что предпринимают российские производители

По словам Андрея Карпова, председателя правления Ассоциации экспертов рынка ретейла, основное подорожание придется на осенне-зимний сезон, когда новые коллекции поступят в продажу. Однако, как напоминает Семен Пименов, основатель российской марки одежды Dorogobogato, многие бренды отшили весенне-летние вещи прошлой осенью, уже исходя из повышенных значений доллара и евро.

Кирилл Ступченко и Андрей Сорокин, основатели петербургской марки верхней одежды Vatnique, повысили цены на изделия на 30% еще в 2020 году, поскольку за три года работы курс значительно вырос, а экономить на материалах и качестве они не планировали. Ситуацию не спасло даже то, что команда использует в производстве исключительно стоковые ткани, которые остаются от производства масштабных заказов: поставки ведутся из стран ЕС, преимущественно из Италии, и, значит, подвержены высокой волатильности российского рубля. В подобных ситуациях, подчеркивают Ступченко и Сорокин, бизнес неизбежно теряет часть клиентов, но получает и новых в лице тех, у кого дела идут хорошо.

© instagram.com/vatniquecouture

На премиальных клиентов, которые ценят качество, не совершают бездумных покупок и разделяют ценности бренда, товары которого потребляют, с самого начала своего существования была ориентирована марка Monochrome, что, по утверждению генерального директора Николая Богдановича, позволяет ей оставаться востребованной. В то же время руководство ощущает скованность в вопросе расширения аудитории, на привлечение внимания которой направлены многочисленные коллаборации Monochrome. Ее интенсивный прирост, продолжает Богданович, зависит от роста благосостояния населения в целом, а на это модная марка повлиять не может. Сейчас она старается удерживать цены на уровне 2020 года за счет оптимизации производственных и бизнес-процессов, но в связи с увеличением стоимости пряжи на 30% не исключает подорожания вязаных изделий в последующие сезоны.

Аналогичная ситуация складывается у Ruban. Пока бренду удается сохранять привычный уровень цен без ущерба для качества продукта за счет снижения операционных затрат. Во-первых, в период карантина офис и шоурум полностью перешли в онлайн, в прежнем режиме работало только производство. Во-вторых, ассортимент сложной в подготовке линии demi-couture дополнился повседневной и универсальной одеждой из линии ready-to-wear. Однако рост цен на натуральное сырье не проходит для марки бесследно: по признанию Алисы и Юлии Рубан, они ощутили изменения в период подготовки коллекции cruise 2021, для которой хлопок служит основным материалом.

Посмотреть эту публикацию в Instagram

Дизайнеру Виктории Андреяновой тоже пришлось пойти на некоторые уступки ради сохранения прежнего уровня цен. Например, адаптировать ассортимент под новые потребности аудитории в комфортной одежде, а также сфокусировать маркетинг на одном бренде, объединив Victoria Andreyanova с дочерней демократичной маркой Parole. Кроме того, сейчас дизайнер использует в пошиве комплектующие, закупленные у партнеров из Голландии и Индии до повышения курса доллара. Однако, как отмечает Андреянова, курс, как и логистика, обеспечение безопасности, новые правила оборота товара и общая платежеспособность населения — не единственное, о чем нужно думать отечественному производителю.

«Глобальное потепление, которое еще недавно казалось чем-то теоретическим, сегодня приводит к отказу тутового шелкопряда создавать натуральный шелк. Как итог — дефицит кашемира во внутренней Монголии», — рассказывает дизайнер.

Поставщики тканей предупреждают покупателей о росте стоимости сырья, но процент подорожания и точные суммы пока не называют. Об этом говорит Татьяна Рогатнева, руководитель продуктовой группы екатеринбургского бренда 12storeez, который работает с хлопком, шелком и вискозой из Италии, Франции, Португалии, Турции и Китая.

© instagram.com/12storeez

«Пока мы справляемся, не увеличиваем стоимость изделий резко, — объясняет она. — Этому способствует изготовление меньшего ассортимента и рост заказов на одну модель. Иными словами, мы занимаем больше времени на производствах и получаем более приятные условия сотрудничества. За счет сохранения настроек оборудования в течение длительного времени себестоимость изделия снижается, качество остается прежним, а в некоторых случаях и заметно растет. К тому же мы работаем в мидл-сегменте, где изменения в доходе покупателя не приводят к кардинальным переменам в модели потребления». По словам Рогатневой, за год средняя цена на вещь 12storeez выросла на 5%, что в целом соответствует рынку.

Как обстоят дела у ретейлеров

В случае каких-либо осложнений кардинально не изменится и настроение покупателей предметов роскоши. Тем более, по информации «РБК Стиль», стоимость коллекций в люксовом сегменте пока останется прежней. Как подчеркивает председатель правления Ассоциаций рынка ретейла, в контексте подорожания одежды речь идет в первую очередь о массовом клиенте. Поэтому, чтобы не потерять его, ретейлеры должны не допускать резкого роста цен.

© Unsplash

В качестве компромиссного решения Анна Лебсак-Клейманс предлагает запуск базовых линий или упрощенных моделей внутри коллекции, а также сохранение привычного предложения хотя бы на часть ассортимента. Интернет-магазину Wildberries последнее удается за счет снижения собственной комиссии для продавцов маркетплейса и введения новой схемы продаж со склада, что позволяет оптимизировать затраты на логистику и хранение товаров. Представители компании предполагают, что цены могут вырасти, но утверждают, что этот процесс будет постепенным, поскольку пока еще распродаются прошлогодние коллекции, спрос на которые снизился из-за пандемии.

Геннадий Левкин, генеральный директор сети магазинов «Стокманн», называет конкретную цифру потенциального подорожания ассортимента — 5–7%. Сохранить трафик помогает система лояльности для постоянных клиентов, которая предоставляет возможность оплатить бонусами до 20% стоимости покупок, а также акция «Сумасшедшие дни», которая вот уже 16 лет проводится в октябре и апреле. Это не распродажа остатков коллекций в привычном понимании, а реализация специально привезенного товара, соответствующего актуальным тенденциям и представленного в полной размерной линии. Как отмечает Левкин, выгода в «Сумасшедшие дни» достигает 30–60% от обычной розничной цены.

© Unsplash

Кроме того, в последнее время «Стокманн» замечает усиление тренда на устойчивую моду, которую поддерживают как представленные в нем бренды (Calvin Klein, Guess, Levi’s), так и собственные марки финского Stockmann (Noom, Cut & Pret, A + More, Cap Horn). Вещи из органического хлопка или переработанных материалов стоят дороже, поэтому покупатель, сделавший выбор в их пользу, изначально готов к более высокой цене. «Для него это инвестиция в экологическую стабильность, в завтрашний день», — комментирует Геннадий Левкин.

H&M Group, которая с недавних пор представляет на российском онлайн- и офлайн-рынке не только H&M, Monki и COS, но и & Other Stories, Weekday и Arket, планирует получать все используемые материалы из экологичных источников уже к 2030 году. Сейчас их доля в коллекциях H&M составляет 57%. Однако это вряд ли изменит ценовую политику кардинальным образом. Во-первых, через десять лет коллекции, произведенные с акцентом на экоосознанность, уже не будут казаться чем-то необычным. Аудитория захочет покупать их по стандартным ценам, без переплат. Во-вторых, H&M действительно удается сдерживать рост цен за счет больших объемов закупок, отлаженной логистики и отсутствия посредников. На фирменных рейлах шведского масс-маркета сегодня можно найти джемпер аналогичного дизайна, качества и цены, что и в 2015 году.

Впрочем, вместо того чтобы изобретать материалы, коллекции и акции, модные бренды могут перейти на новую систему реализации товара. Например, отшивать только те модели, на которые клиенты оформят предзаказ. В этом контексте возрастает роль виртуальной одежды, дающей возможность примерить вещь, не существующую в реальности. Хотя в этом случае покупатель теряет едва ли не главную радость от шопинга в виде процесса примерки и получения приятных тактильных ощущений, которых нас и так лишила пандемия и которые стоят незначительных переплат. 

Источник

Почему дорожает одежда? Отвечают ретейлеры, дизайнеры и эксперты :: Вещи :: РБК Стиль

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить в рассрочку

    Получить кредит просто! Заполни форму и получи кредит не выходя из дома под 1.99% месяц
    Мы свяжемся с вами в течении часа в рабочее время





    [recaptcha]

    ×
    Купить в рассрочку

      Получить кредит просто! Заполни форму и получи кредит не выходя из дома под 1.99% месяц
      Мы свяжемся с вами в течении часа в рабочее время





      [recaptcha]

      ×