Свадьба с принцем Филиппом, 1947

Сложно представить, что на свадебное платье наследницы британского престола копили всей страной. Однако в 1947 году, когда Великобритания наряду с союзниками переживала последствия Второй мировой войны, противоречий это не вызывало. Королевская семья, как и ее поданные, жила по талонам, выписываемым правительством, которое проводило курс жесткой экономии и пыталось воспрепятствовать бессмысленной трате казенных средств. Но британцам, уставшим от давящего трагизма, хотелось большого праздника, которым могла стать изначально стремившаяся к аскетизму королевская свадьба. Невесты со всей страны пожертвовали принцессе Лилибет (так будущую королеву называли близкие) сотни талонов для пошива роскошного подвенечного платья. Однако воспользоваться ими она не смогла: политика лейбористской партии запрещала передачу средств третьим лицам.

На фоне ажиотажа вокруг грядущего торжества правительство все же выделило невесте дополнительные 200 талонов. На них Елизавета заказала несколько метров тончайшего шелка (непременно созданного китайскими шелкопрядами, а не «вражескими» японскими или итальянскими), а также 10 тыс. жемчужин, доставленных из США. Из них Норман Хартнелл, который на тот момент создавал наряды для королевы-матери, а после коронации Елизаветы был приставлен к ней в качестве официального портного, сшил платье цвета слоновой кости с фигурным вырезом и цветочной вышивкой, во многом вдохновленное картиной Сандро Боттичелли «Весна». Образ завершили пятиметровая фата из прозрачного тюля, атласные туфли марки Rayne и тиара с бриллиантовой бахромой, ранее принадлежавшая бабушке Елизаветы, Марии Текской. На всю работу понадобилось два месяца и 350 мастериц, двум из которых канадская писательница Дженнифер Робсон посвятила книгу «Платье королевы». «Роман о королевской свадьбе и не только» вышел в издательстве Inspiria этой весной.

© Getty

Дебют на параде Trooping The Colour, 1947

В 1947 году 21-летняя принцесса Лилибет сопроводила отца, короля Георга VI, на конном параде в честь его официального дня рождения. Традиция была придумана королем Георгом II, который родился в ноябре, но решил, что это не самый погожий месяц для масштабного празднования. Монарх определил для этого другой день, указом предоставив такую же возможность своим преемникам. Для Георга VI это был второй четверг июня, а для его дочери, впоследствии занявшей трон, — вторая суббота июня. С достижением совершеннолетия и до появления первых седин Елизавета II практически ежегодно надевала красную форму гвардейского полка с медалями, полученными ею до того, как стать королевой, седлала лошадь и проводила смотр молодых офицеров. И надо сказать, что в мужском мундире, особенно старого образца — более аскетичном, архитектурном и приталенном, вкупе с кожаными перчатками и фуражкой она выглядела очень органично.

© Getty

Тур по Канаде, 1951

За год до того, как по Великобритании громом прокатилась фраза «король умер, да здравствует королева», Георг VI поручил своей Лилибет вместе с супругом отправиться в Канаду. Харди Эмис, модельер с Сэвил-роу, впоследствии ставший еще одним официальным портным Елизаветы, собрал для нее внушительный гардероб с норковыми шубами, кружевными платьями, бриллиантовыми диадемами и сменяющими их на менее торжественных мероприятиях шляпами. Букингемский дворец спешил представить будущую королеву в самом выгодном свете, в том числе модном. Однако наибольшее впечатление на тех, кто читал утренние газеты ради не столько новостей, сколько фотографий, произвела неочевидная и утилитарная вещь: длинный объемный кейп, надетый для дополнительной защиты от ливня. Под ним у Лилибет скрывались жакет и юбка протокольной длины ниже колен. Но разве тогда, как и сейчас в свете возвращения кейпа в моду, это кого-то волновало?

© Getty

Фотосессия в замке Балморал, 1952

В 1950-х годах наряды Елизаветы еще не слепили глаз: то ли из-за свойств фотопленки, то ли из-за более расслабленного гардероба принцессы, которая тогда еще могла одеваться только для себя. На официальную фотосессию в семейной резиденции, шотландском замке Балморал, она надела комплект нежно-бирюзового цвета: приталенный однобортный жакет с тремя крупными пуговицами и плиссированную юбку длиной чуть ниже колен, которые можно представить и на девушке XXI века. Торжественности образу придавала сапфировая брошь с двумя рядами бриллиантов, которая вместе со свадебной диадемой досталась Елизавете от бабушки. Мария Текская выкупила украшение после смерти российской императрицы Марии Федоровны, которая, в свою очередь, получила его в подарок на свадьбу с императором Александром III от родной сестры Александры Датской. Последняя приходилась супругой британскому королю Эдуарду VII и свекровью Марии Текской. Поэтому можно сказать, что брошь, завершив многолетний круг, наконец вернулась к династии Виндзор.

© Getty

Коронация, 1953

Елизавета настолько была довольна свадебным платьем авторства Нормана Хартнелла, что заказала ему наряд и для второго самого важного события своей жизни — коронации. Однако выказала желание полностью контролировать процесс, поэтому провела восемь консультаций перед тем, как остановиться на финальном варианте. Им стало платье с вырезом в форме сердца, расклешенной юбкой и вышитыми символами Великобритании и стран Содружества: кленовыми листьями Канады, снопами колосьев Пакистана, лотосами Южной Африки, а также английскими розами, валлийским луком-пореем, ирландским трилистником и шотландским чертополохом. Узоры, над которыми шесть вышивальщиц работали в течение 3000 часов, были вышиты золотом на белом атласе и украшены бриллиантами, кристаллами, жемчугом, аметистами и розовыми драгоценными камнями.

Настолько же трудоемкой была пурпурная мантия с шелковым подкладом, перекликающаяся с короной Британской империи, тайно доставленной в Букингемский дворец за несколько дней до торжества, чтобы его виновница смогла привыкнуть к тяжелому весу головного убора. На Елизавету была возложена двойная ответственность: восхождение монарха на престол впервые транслировалось в прямом эфире, который в общей сложности посмотрело 27 млн человек. Впрочем, в образе была деталь, о которой на тот момент знала только юная королева: на левой стороне платья Хартнелл вышил четырехлистник — на удачу и долгое правление, которое продолжается вот уже 70 лет.

© Getty

Встреча с четой Кеннеди в Букингемском дворце, 1961

К визиту новоиспеченного президента США Елизавета II готовилась едва ли не так же тщательно, как к коронации. Все дело в том, что Джона Кеннеди в поездке сопровождала супруга Жаклин — «божественная и пугающе умная» первая леди, как в сериале «Корона» ее описал герцог Эдинбургский. «Не хочется чувствовать себя второго сорта», — продекларировала экранная Елизавета на встрече с портным, который подготовил для нее голубое тюлевое платье на бретелях. По меркам британской моды того времени наряд считался роскошным и прогрессивным, однако как только в Букингемском дворце появилась американская гостья, одевавшаяся у французских кутюрье, от образа Елизаветы повеяло нафталином. Если верить фотографу Сесилу Битону, ни королевское платье, ни прическа Жаклин Кеннеди не впечатлили. Старомодным в «Короне» образ назвал и принц Филипп: «Если вы когда-нибудь почувствуете необходимость кататься на мотоцикле, ваши завитые локоны можно будет использовать как шлем».

«А, тут у вас уголок феминисток». Вспоминаем хлесткие фразы принца Филиппа

© Getty

Встреча с папой римским, 1961

Черный цвет — одно из главных «нет» королевского гардероба. Исключения составляют только траур и посещение частных папских аудиенций в Ватикане. Долгое время протокол встречи обязывал женщин облачаться в черное платье с длинным рукавом, дополненное шелковым или кружевным шарфом-вуалью. Однако с 1980-х эта норма перестала быть обязательной, а некоторые европейские монархи (но не Елизавета II) даже получили так называемую «привилегию белого» — право появляться на аудиенции в одежде светлых тонов.

Впрочем, британская королева привлекала внимание и в протокольном наряде: во многом за счет полупрозрачного верха, двух нитей крупного жемчуга и бриллиантовой тиары «Русский кокошник», одной из самых эффектных в коллекции королевской семьи. Работа ювелирного дома Garrard перешла к Елизавете от Марии Текской, а к ней — от Александры Датской, которой была подарена на 25-ю годовщину свадьбы с королем Эдуардом VII. Тиара очень напоминала ту, что носила российская императрица Мария Федоровна. Поэтому ассоциации с мультфильмом «Анастасия», где княжна Романова кружилась в бриллиантовом кокошнике, неслучайны.

© Getty

Премьера фильма «Лоуренс Аравийский», 1962

Очередное роскошное платье британского монарха от Нормана Хартнелла, сначала надетое на премьеру фильма «Лоуренс Аравийский», а затем — на заседание парламента, приобрело новое значение спустя 58 лет. Прошлым летом внучка Елизаветы II, принцесса Беатрис, появилась в нем на своей свадьбе с итальянским бизнесменом Эдоардо Мапелли-Моцци. Платье цвета слоновой кости, выполненное из тафты с атласом и украшенное россыпью кристаллов, было переосмыслено в соответствии с актуальными трендами: пышный силуэт слегка смягчен, а плечи закрыты рукавами-фонариками. Вместе с платьем принцессе Беатрис досталась тиара-франж, которую королева носила на собственной свадьбе. В оригинале, на красной дорожке кинопремьеры на Лестерской площади в 1962 году, наряд дополняла тиара Марии Текской, созданная домом Garrard на пожертвования Комитета девушек Великобритании и Северной Ирландии.

© Getty

Королевское Виндзорское конное шоу, 1988

Видеть королеву в неформальной одежде, которая демократизирует ее личность, показывая, что ничто человеческое монарху не чуждо, — особое удовольствие. Чаще всего это происходит на Королевском Виндзорском конном шоу, которое, несмотря на название, не предполагает торжественного дресс-кода. На многодневном празднике с выставками, показательными выступлениями, театрализованными представлениями и соревнованиями с участием лошадей Елизавета II проводит много времени с любимыми животными. Для этого, разумеется, нужна прежде всего удобная и практичная одежда: шерстяной клетчатый жакет, брюки для верховой езды, кожаные сапоги, перчатки, перекликающиеся по цвету с рубашкой, и шелковый платок Hermès. Это едва ли не единственная вещь, которую королева позволяет себе купить у зарубежного люксового бренда, опасаясь обвинений в растрате государственных средств.

© Getty

Посещение Костела Святой Анны, 1989

Елизавета II — королева еще и монохромных образов. Яркие, практически кислотные цвета необходимы для того, чтобы в многотысячной толпе монарха смог увидеть каждый. «Я никогда не смогу надеть бежевый, поскольку тогда меня никто не узнает», — приводил слова Елизаветы II королевский биограф Роберт Хардман. С той же целью в дождливые дни королева берет с собой исключительно прозрачные зонты, окантовки которых соответствуют цветам выбранных нарядов. Единственные элементы, выпадающие из монохромного образа, — это прямоугольная сумка Launer и туфли на невысоком каблуке Anello & Davide. Они практически всегда выполнены в черном или бежевом цвете.

© Getty

Королевское эстрадное представление, 1999

В 1990-х над гардеробом Елизаветы II работали дизайнеры Карл Людвиг Резе и Стюарт Парвин, на которых была возложена миссия по переосмыслению королевских образов, в то время часто подвергавшихся критике. Одним из самых смелых и удачных экспериментов стало платье для традиционного Королевского эстрадного представления, в котором Елизавету II точно нельзя было не заметить. Наряд визуально делился на две части: первая — закрытый верх в стиле пэчворк из пайеток разных цветов радуги, вторая — однотонная шелковая юбка канареечного оттенка, которая под светом софитов играла контрастными полосами. Из-под юбки торчали золотистые лодочки, перекликавшиеся с сумкой формата top-handle, а на руках королевы были длинные перчатки, браслет и часы.

© Getty

Открытие новой сессии парламента, 2017 

В 2017 году Елизавета II открыла первую сессию избранного парламента, выступив с тронной речью, в которой изложила планы на последующие два года. Это был второй раз, когда глава государства появилась в Вестминстерском дворце не при параде. В документальном фильме BBC «Коронация» Елизавета II назвала корону Британской империи тяжелой и призналась, что в ней нельзя опускать голову, иначе корона попросту упадет. Поэтому правая рука монарха Анджела Келли приняла решение иногда заменять регалии шляпами, подобранными в цвет эффектных пальто и платьев. Однако это решение чуть не обернулось международным скандалом: синие цветы с желтыми сердцевинами, украсившие головной убор, напомнили пользователям Twitter флаг Евросоюза. Они предположили, что так королева, обычно придерживающаяся строгого нейтралитета по политическим вопросам, намекнула на то, что не поддерживает Brexit.

© Getty

В книге «Другая сторона монеты: королева, портниха и гардероб», вышедшей в 2019 году, Анджела Келли поспешила убедить общественность, что это было чистым совпадением: ей или модистке Стелле Макларен даже в голову не пришло, что шляпу можно будет сравнить с флагом Евросоюза. Хотя кажется, что и Келли, и сама королева немного лукавят: на встрече с Дональдом Трампом Елизавета II повторно надела синее пальто и шляпку, которое было украшено не цветами, а однотонным бантом. Тогда, кстати, она позволила себе еще один недвусмысленный намек: на лацкане поблескивала «траурная» брошь, которую мать королевы носила на похоронах Георга IV. 



Елизавета II

Источник

12 лучших нарядов королевы Елизаветы II :: Вещи :: РБК Стиль

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить в рассрочку

Получить кредит просто! Заполни форму и получи кредит не выходя из дома под 1.99% месяц
Мы свяжемся с вами в течении часа в рабочее время




×
Купить в рассрочку

Получить кредит просто! Заполни форму и получи кредит не выходя из дома под 1.99% месяц
Мы свяжемся с вами в течении часа в рабочее время




×